• СЧАСТЬЕ КАК УДОВОЛЬСТВИЕ

     

    Еще одно распространенное представление о счастье основано "на опыте интенсивной радости, упоительного блаженства, заслуженного торжества". (Гусейнов А. А. Апресян Р. Г. Этика. - М. 1998. - С. 298), т. е. на переживании удовольствия от чего-либо.

    Стремление к удовольствию особенно глубоко внедрено в человеческое сознание, так как еще с детства нас воспитывают, подстегивая удовольствиями и страданиями. Это распространяется на всю оставшуюся жизнь, ибо в дальнейшем удовольствия люди избирают, а страданий избегают. Некоторые даже становятся, если можно так сказать, "рабами" удовольствий. Но у людей существует понимание различий между удовольствиями, а также того, что не все удовольствия ведут к счастью. "Удовольствия заслуживают избрания, но не от всяких вещей: так, скажем, быть богатым - удовольствие, но только не ценой предательства, а здоровым быть - тоже, но не поедая, что попало. Удовольствия отличаются видом; а именно, удовольствия от прекрасных вещей и от постыдных различны, и найти удовольствие в правосудном, не будучи правосудным, и в музыке, не будучи музыкальным, невозможно; то же справедливо и для других случаев". (Аристотель. Соч. в 4-х тт. Т. 4. - М. 1984. - С. 272).

    Рассуждая об удовольствиях, можно заметить, что никто не согласился бы жить, имея образ мыслей ребенка. Это мало вероятно даже в случае получения всех благ и удовольствий, которые так радуют детей. И никто не выбрал бы наслаждение от любого из самых позорных дел, даже если ему за это никогда не придется пострадать или понести наказания.

    Таким образом, можем сделать предварительный вывод о том, что удовольствие не есть собственно благо и что не всякое удовольствие должно выбирать. Однако "присоединение удовольствия к любому из благ" как раз и "делает благо более достойным избрания. Так и жизнь, доставляющая удовольствие, при разумности больше заслуживает избрания". (Аристотель. Соч. в 4-х тт. Т. 4. - М. 1984. - С. 269).

    И все же состояние такого рода и переживания по своей природе быстротечны. Недаром вслед за Фаустом нам часто хочется воскликнуть: "Остановись мгновенье, ты прекрасно!" Именно в этой фразе и отражена мимолетность так называемого счастья-удовольствия и безнадежность попыток за него ухватиться и продлить его сколько возможно. Это счастье-удовольствие можно сравнить с любовной страстью, которая очень быстро загорается, пожирает все вокруг себя, но столь же быстро гаснет, оставляя после себя ощущение неудовлетворенности и легкой ностальгии по прошедшему удовольствию.

    Удовольствие возникает при многих чувствах. "Ясно также, что удовольствие возникает, прежде всего, тогда, когда и чувство наилучшее, и действует оно в отношении к такому же - наилучшему - предмету восприятия. А если таковы и чувственно воспринимаемое и чувствующее, то при наличии того, что действует, и того, что испытывает, всегда будет иметь место удовольствие. Удовольствие делает деятельность совершенной и полной не как свойство, в ней заложенное, но как некая полнота, возникающая попутно, подобно красоте у людей в расцвете лет". (Аристотель. Соч. в 4-х тт. Т. 4. - М. 1984. - С. 274).

    Отчего же никто не испытывает удовольствия непрерывно? Может, человек "устает" от счастья? Просто человек привыкает к своим свершениям, удачам и ему требуется восхождение на новую вершину, возникает потребность в более глубоких переживаниях, ином самоутверждении и духовном обогащении, без которых исчезает ощущение полноты бытия. (Попов Л. А. Этика. Курс лекций. - М. 1998. - С. 79). К тому же, ничто человеческое не способно к непрерывной деятельности. Недаром Аристотель связывал удовольствие с деятельностью.

    "Удовольствие не бывает непрерывным: ведь оно сопровождает деятельность. Некоторые вещи нравятся, пока новы, а потом уже не так, и по той же причине мысль сперва увлечена и напряженно деятельна в этом, например, когда вглядываются в лицо, но после деятельность уже не такая напряженная, напротив того, она небрежная, а потому тускнею и удовольствия.

    Можно предположить, что все стремятся к удовольствию потому же, почему все тянутся к жизни, ведь жизнь - это своего рода деятельность, и каждый действует в таких областях и такими способами, какие ему особенно любы; например, музыкант действует слухом в напевах, любознательный - мыслью в предметах умозрения, и среди остальных так ведет себя каждый. Удовольствие же придает совершенство деятельностям, а значит, и самой жизни, к которой все стремятся. Поэтому понятно, что тянутся и к удовольствию, для каждого оно делает жизнь полной". (Аристотель. Соч. в 4-х тт. Т. 4. - М. 1984. - С. 275).

    Впрочем, большинство из тех людей, кто сводит счастье к удовольствию, благодаря здравому смыслу понимают, что счастье - в особых удовольствиях: длительных, сопряженных с безмятежностью и радостью жизни. Поэтому многие посвящают всю свою жизнь поиску все более утонченных удовольствий, пытаясь продлить иллюзорное счастье таким способом.

    Брилинг Елена Евгеньевна,

     



  • На главную

    [© 2014 Любовь